Мой Дневник

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Мой Дневник > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — воскресенье, 19 августа 2018 г.
200818 Bиктoрия 22:15:56

nichts ist unendli­ch

Продолжать буду не скоро, очень-очень не скоро. Может быть никогда.

Виктория. Тайна синих глаз.
Часть 1.


­­Пятница, 26 ноября, 1993 год.
­­Нью-Йорк, а именно Манхэттен, полностью осматриваемый только с высоты птичьего полета, в это осеннее время года был прекрасен, как никогда. Действительно впечатляющим для любого прохожего был фасад самого узнаваемого в мире отеля The Plaza на пересечении Пятой авеню и 59-й улицы Мидтауна. После встречи с моим старым другом и просто улыбчивым швейцаром Томом, который с радостью поприветствует вас и поможет донести багаж, вы не встретите ни одного «вырви глаз» цвета (кроме тяжелых кроваво красных персидских ковров, покрывающих вечно холодный мрамор), так как в оформлении буквально всех предметов декора использованы исключительно спокойные, пастельные оттенки. Интерьер этого архитектурного сооружения явно не уступает своей внешней оболочке и выполнен в изысканном стиле шато: хрусталь, мрамор, дорогие породы дерева и золото присутствуют в каждой до блеска натертой поверхности, а утонченные бархат, велюр и другие благородные ткани переплетаются друг с другом в дизайне всех помещений, включая сами номера. Ежедневно эта роскошь встречает и провожает сотни людей, которые не прочь оставить несколько тысяч долларов, в попытках побаловать свое самолюбие. Кто-то потом и кровью карабкался к такой жизни и теперь им по статусу (да и личным предпочтениям) не положено селиться НЕ в этот отель, а кто-то частенько захаживает сюда, чтобы впечатлить молоденьких дамочек, которые вечно держат под ручку своих «папиков-старичков»­ и что-то слащаво щебечут им на ушко. Знали бы вы, как такие девицы в мехах ведут себя с такими, как мы, как они напыщенно каждый раз повторяют: «Мне обязаны все, а я ни-ко-му и ни-че-го не должна!» — никогда бы больше не сели с ними за один столик в ресторане или не приостановились бы с бокалом шампанского, чтобы просто обсудить погоду (порой, часто бывает, что подобные разговоры это все, на что они способны). Неимоверно раздражает такое поведение, но ничего с этим не поделать и нужно исполнять все прихоти. В рамках разумного, конечно. Таковы правила и нарушить их — себе дороже.
­­Уже не первый год на 20-ом этаже в The Grand Penthouse Suite проживает некая молодая вдова — хранительница одной из самых загадочных отельных историй, для которой все эти дорогостоящие апартаменты и рестораны за 8 лет замужества стали ежедневной обыденностью. А теперь и двухлетней каторгой. Новенькая горничная как-то раз поделилась со мной, что совершенно случайно открыла "не ту" дверь, попала в гардеробную с верхней одеждой и буквально утратила дар речи, почувствовав свою материальную несостоятельность. Дизайнерских пальто, плащей и накидок в классическом стиле, полушубков из песца, норки, горностая и лисы, как и невероятно мягких на ощупь шуб из ценного соболя от самого Карла Лагерфельда (кстати, ее хорошего знакомого, который по доброй душе пошил ей пару-тройку нарядов и лично подарил несколько шубок) — всего этого там было вполне предостаточно, чтобы приодеть весь женский актерский состав какого-то фильма о богеме годов эдак 40-60-х. Ну а мы с вами сразу пройдем мимо вечно пустующей комнаты для гостей и кабинета, а после попадем в уютную гостиную, где нет ничего лишнего и каждый предмет стоит всегда на своем месте. Даже если что-то не по стандарту номера, то никто это не имеет право убрать или переставить – все, повторюсь, на своем месте. Стены в ней напоминают предрассветную мглу, опустившуюся на Golden Gate, будто они и есть часть того тумана, укутывающего красный мост в свое прохладное одеяло. Роль яркого пятна посреди небесной гармонии выполняет букет алых роз, который по данному еще при заезде указанию горничные меняют каждые два-три дня. Позолота на картинных рамах и мебели по вечерам отлично играет в свете огня потрескивающей в мраморном камине древесины, еще больше выделяясь своим блеском на фоне лазурно-голубой велюровой обивки и туманных стен. Рядом с диваном стоит круглый журнальный столик на металлических ножках, а на нем вальяжно отдыхают после типографии The New York Times, New York Post и The Wall Street Journal, которые наша гостья любит читать за чашечкой утреннего кофе с молоком. Если пройти по лестнице наверх, то можно очутиться в просторной спальной комнате, где кровать размера King занимает особо почетное место и главное украшение этой обители сновидений и тайн влюбленных парочек, живущих здесь "до" — это шикарное изголовье с причудливой резьбой.
­­Хотя, честно говоря, все это не так важно в данный момент. Хотелось бы отстраниться от всех этих рекламных описаний и наконец рассказать о той даме, которая все равно продолжает снимать это благополучие с того самого момента, как умер ее муж. Кто-то без угрызения совести может позавидовать этой женщине на террасе, находящейся в компании батлера и прислуги, обновившей второй стакан хорошего чистого бурбона, пока она в это время смотрела на юго-восточные красоты Центрального парка, обрамленного манхэттенскими небоскребами. Для ее глубоких голубых глаз (как перед Богом) открываются во всей красе позолоченные верхушки редких деревьев, средь которых расположился небольшой пруд; изредка за этими густыми кронами вязов и кленов можно было увидеть влюбленные парочки и семьи с маленькими детьми, ведь они во время заката не обременены заботами о заработке, а просто наслаждаются жизнью и обществом друг друга; и чего только стоят сотни огоньков из окон каменных зданий-великанов, которые успели построить буквально за последние 100 лет – не это ли есть настоящая красота по-американски? Пожалуй, посоревноваться в зрелищности с местными видами может только теряющее свою яркость и плавно уходящее за горизонт солнце, и хозяйка номера, что томным вздохом разбудила тишину не только своих мыслей, замерших на мгновение, но и усталое каменное сердце. Будто трещина во время землетрясения разрезающая на части асфальт, воспоминания нещадно оставили на полном крови моторе свою отметку и его громкий стук ударил прямо по барабанным перепонкам. А мысли о прошлом-то никуда от нее и не уходили, по сути, просто были поставлены на паузу. Жаль только то, что за эти два года одиночества она так и не научилась по-настоящему отпускать сложившуюся ситуацию и, будучи наедине с собой, часто опускала руки, беззвучно рыдая в подушку – только лишь на людях была довольно замкнутой, холодной особой. Честно говоря, я бы никогда не сказал, что эта добрая душа могла успеть пережить сложные времена — когда буквально все идет под откос. Смею предположить, что именно поэтому она не стала возвращать себе свою девичью фамилию, а оставила ту, что подходит ей сейчас так, как никогда раньше — Эдельштайн. В переводе с ее родного немецкого языка это значит «драгоценный камень» – есть что-то в этом судьбоносного, не так ли?
­­- Мэм, с вами все хорошо? - обеспокоенно спросило единственное доверенное лицо во всем Нью-Йорке, единственное по-настоящему бесполое для нее существо, именуемое себя мужским именем, которое заменяло госпоже всех ее близких подруг и друзей, которые могли бы у нее быть.
­­- Ja, Klaus, danke. Alles ist ganz gut. Fur heute sind Sie frei. Aber, bitte vergiss meine Tickets nicht.. - Эти слова очень насторожили мужчину, ведь за два года он слышал от нее исключительно английскую речь, тогда как по-немецки она говорила непосредственно в одиночестве. С собой. Порой, когда женщина его не замечала, то вела разговор вслух со своими мыслями, например, стоя перед зеркалом и рассматривая до мельчайших деталей явно стареющую и угасшую на фоне многочисленных стрессов внешность. Она всегда любила подчеркивать разными оттенками красного свои и без того темные пухлые губы, чем-то напоминающие небольшой бантик, выделяющийся на бледном полотне ее кожи, местами отмеченной небольшими родинками. Накрасить губы – это был обязательный ритуал перед любым выходом в свет. Нельзя сказать, что делала это для кого-то, чтобы обратить на себя внимание. Больше всего на свете она не любила появляться среди толпы, где большинство завистливых взглядов прикованы к ее идеальной осанке, всегда уложенным волосам, умудренному опытом взгляду и красным губам – это все приносило жуткий дискомфорт. Пусть с самого детства ей приходилось ощутить на себе все тяготы правильной и хорошей девочки из еще более правильной немецкой семьи, но девушке всегда казалось, что находиться дома в компании домашнего животного или любимого человека, намного комфортнее, чем средь вечно оценивающих взглядов. Все, что делала она с собой и своей внешностью – исключительно для себя, для личного комфорта, создавая маленькие барьеры между миром и частичками своего тела и души. Бесспорно, все же главным барьером был ее взгляд. Последние два года к ней не то чтобы не хотели подходить знакомиться или что-то спросить как мужчины, так и случайные прохожие (ведь много кто изъявлял желание), а просто боялись этого убийственного взгляда, от которого становилось, мягко говоря, не по себе. Не приведи Господь, сказать что-либо "не то" или улыбнуться не в нужный момент – женщина моментально вопросительно поднимала свою левую бровь и отводила взгляд, больше не желая вглядываться в глаза (эдакие цветные пятна с червоточинами внутри) своего собеседника. Да, с самого детства ей прививали хорошие манеры и учили контролировать эмоции, но в моменты глупости ее "товарища" все ее эмоции читались, будто книга.
­­Поэтому этот переход был звоночком для него, а то и целым колоколом, что сегодняшняя годовщина на нее влияет далеко не самым лучшим образом, как и этот ежемесячный ритуал, которого они придерживались с ее второй половинкой еще со времен его жизни. Вот только жива ли по-настоящему стоящая дама у перил — сложный вопрос. Старый Клаус не раз ловил себя на мысли, что эта женщина, пожалуй, единственная из всех его знакомых, которая настолько сильно хранит в сердце эти нежные чувства, что и ему самому совесть иногда стучит в душу, потому что о своей благоверной он уже давно успел позабыть. А о Нем гостья ни разу не проронила лишнего слова, предпочитая держать подальше свои заботы от того, кому она доверяла, как самому себе. Среди персонала отеля поначалу только и было сплетен об их паре (хотя и без «плазовских» болтливых ртов бесконечно долго эту информацию мусолила пресса на своих страницах), мол, кому же было выгодно столь влиятельного человека, одного из, не побоюсь этого слова, умнейших инвесторов, вкладывающий свои деньги во всегда успешные проекты, убить прямо на террасе такого роскошного номера, который они после всех событий среди своих называли как «Каменный». Старик пытался в это не лезть, но как не сказать что-то в защиту госпожи Эдельштайн, в то время когда «знающие все и всех» горничные буквально с горящими от скорости речи языками выдвигают свои самые разные теории. И именно в этот открывающий душу момент мажордом был уверен, что все ее мысли сейчас погружены в воспоминания о совместно проведенных вечерах с единственным Мужчиной-которого-б­ольше-нет. Он прекрасно знал и помнил обо всех ее планах и выходах в свет на ближайшие две недели, поэтому позволил себе перебить, по-доброму улыбаясь:
­­- Да-да, конечно. Я все помню. Будут лежать на столике. Желаю Вам хорошо провести вечер, а завтра с утра я подам один из самых лучших завтраков, который Вы когда-либо попробуете в своей жизни. Это будет что-то новенькое.

Категории: Что вообще происходит?
23:49:04 Алебастр
Не, все-таки вот претензия на художественность - это не твое.
00:05:02 Bиктoрия
Пытаться стоит всегда, хоть и не художественно.
00:10:32 Bиктoрия
Не трогала это полгода и не планирую больше трогать. Просто опубликовала на память. Прошла любовь к этой истории, завяли помидоры. Такие дела.
нян Т. А. 19:36:16
Человеку бывает скучно только от душевной пустоты. А тот, у кого богатый внутренний мир, всегда найдёт себе интересное занятие.

Олег Рой

­­
Позавчера — суббота, 18 августа 2018 г.
All over me. Milagres Fiori 21:08:47

e il diavolo­ una volta era un angelo


­­

My respiration and inspiration...the beating of my heart...the passing of blood and air through my lungs. The sniff of green leaves and dry leaves, and of the shore and darkcolored sea-rocks, and of hay in the barn. The sound of the belched words of my voice...words loosed to the eddies of the wind. A few light kisses...a few embraces...a reaching around of arms. The play of shine and shade on the trees as the supple boughs wag. The delight alone or in the rush of the streets, or along the fields and hillsides. The feeling of health.... the full-noon trill.... the song of me rising from bed and meeting the sun.

Rian's stars in the night
Shine more brightly over her,
The god's moon and the goddess's
Guard her with their light.

Even the birds above the lake
Are singing of my love,
And even the flowers along the shore
Are growing for her sake.


­­



Подкаст Aurah - All over me. ( 03:43 / 5.1Mb )

Категории: За литературной строкой, Поэтика души, Тоска, У меня мурашки, Чувства, Письма
21:12:01 Milagres Fiori
‘Cause I know, that you know, You’re all over me now. And it’s clear, it will show, Your curtains will close. But if your heart is cold, my sheets are warm. I will shelter you all through the storm. All I can stand in my heart it’s you. In the space between what’s wrong and right, You will find me...
еще...
‘Cause I know, that you know,
You’re all over me now.
And it’s clear, it will show,
Your curtains will close.
But if your heart is cold, my sheets are warm.
I will shelter you all through the storm.

All I can stand in my heart it’s you.
In the space between what’s wrong and right,
You will find me waiting for you..

Шістнадцять Gyst 20:04:44
Ты, меня любивший фальшью
Истины - и правдой лжи,
Ты, меня любивший - дальше
Некуда! - За рубежи!

Ты, меня любивший дольше
Времени. - Десницы взмах! -
Ты меня не любишь больше:
Истина в пяти словах.

Категории: Марина Цветаева.
пятница, 17 августа 2018 г.
~ 3887 ~ Regina de Valois в сообществе LAGUNA 22:13:46

— evil queen — merlin<­3

­­

Подробнее…немного камбек после отдыха, скоро вернусь к заказам, котики

ну а пока немножко дизайна
ты самолично на это подписалась (я не заставляла/разве что чуть-чуть)
надеюсь тебе понравится <3

­The Heart asks Pleasure
(можно включить музыку)
Tarja – We Three Kings



Категории: Regina
показать предыдущие комментарии (17)
05:25:46 son of darkness
Какой же он охиренный, скажу в очередной раз*_* Боженька просто*_*
12:16:51 m о r r i g a n
Боже, зайка, я просто не знаю, как выразить весь свой восторг по поводу этой красоты. Он невероятно гармоничен, в нем все умеренно и в то же время наполнено именно тем настроем, который я просила уловить. Легкая колдовская меланхолия, этот дизайн создает впечатление, будто я смотрю на Мерьем через...
еще...
Боже, зайка, я просто не знаю, как выразить весь свой восторг по поводу этой красоты. Он невероятно гармоничен, в нем все умеренно и в то же время наполнено именно тем настроем, который я просила уловить. Легкая колдовская меланхолия, этот дизайн создает впечатление, будто я смотрю на Мерьем через аметистовую призму, сиреневый цвет вышел поистине невероятным. А также я просто тащусь с детали на записях, я обожаю подобные штуки, их так редко используют и всегда радостно видеть нечто подобное в работе. Хотя, чему удивляться, ты вообще шикарно чувствуешь тех, для кого делаешь свои чудесные творения, а уж меня тем более отлично знаешь, именно поэтому ты на все сто передала нужную атмосферу <333 я в восхищении и мне не терпится надеть это произведение искусства, мне кажется, что я еще очень долго могу визжать о том, насколько он мне нравится, но, боюсь, что уже утомила всех Х) Спасибо огромное, солнышко, он волшебен <3333
13:34:31 Regina de Valois
Огромное спасибо всем <3 Фейра не надо умирать в моих темах оО ну а вообще спасибо большое, мне очень приятно что работа так понравилась ** Асти спасибо радость :-*­ Я очень старалась подчеркнуть в дизайне именно детали, уделить им и бекапу самому особое внимание, поэтому я очень рада...
еще...
Огромное спасибо всем <3
Фейра не надо умирать в моих темах оО ну а вообще спасибо большое, мне очень приятно что работа так понравилась **
Асти спасибо радость :-*­


Я очень старалась подчеркнуть в дизайне именно детали, уделить им и бекапу самому особое внимание, поэтому я очень рада, что он тебе действительно понравился)) вложила в него много души, для тебя было делать очень приятно, даже когда отрывалась от работы - хотелось к ней вернуться, идеи появлялись быстро - ну и конечно же безумно нравился цвет, в котором ты хотела дизайн)
Надеюсь смогла воплотить твои маленькие мечты, порадовать и очень рада, что оправдала ожидания, бек скинула в лс, если что-то не будет грузиться - пиши.
13:59:48 Гильтониэль
поздно!
Обо мне-2 Лизиона 10:51:36
Анкета
Подробнее…Любимый актер: Халит Эргенч, Брюс Уиллис, Марсиу Гарсия;

Любимая актриса: Мила Кунис, Линдси Лохан, Гресия Кольменарес;

Любимый аниме-мультфильм: Небесный замок Лапута/Laputa: The Castle in the Sky;

Любимое аниме-сериал: Сейлор Мун Кристалл/Sailor Moon Crystal;

Любимая буква: И/I;

Любимый вид спорта: спортивная ходьба;

Любимое время года: осень;

Любимое время суток: вечер;

Любимая геометрическая фигура: ромб;

Любимый год: 2010;

Любимый город: Москва;

Любимая группа: Skillet;

Любимое дерево: берёза;

Любимая еда: макароны с сыром;

Любимое женское имя: Дарья/Daria, Марианна/Marianna, Розмари/Rosemary;

Любимое животное: лиса/олень;

Любимая игра: Монополия;

Любимый исполнитель: Робби Уильямс/Robbie Williams;

Любимая исполнительница: Белинда Карлайл/Belinda Carlisle;

Любимая книга: "Бен-Гур" Лью Уоллеса, Хроники Зачарованного королевства, Хроники Нарнии

Любимый магазин: FixPrice;

Любимая марка машины: Subaru;

Любимая марка мобильника: Samsung;

Любимый месяц: Сентябрь;

Любимый музыкальный инструмент: волынка;

Любимое мужское имя: Александр/ Alexander, Ричард/Richard;

Любимый мультфильм: Леди Баг и Супер Кот/Lady Bug & Chat Noir;

Любимый напиток: молоко;

Любое насекомое: бабочка;

Любимый овощ: огурец;

Любимый писатель: К. С. Льюис, Александр Волков, Юлия Вознесенская;

Любимый поэт: А. Блок;

Любимая песня: Des'Ree-You Gotta Be;

Любимый праздник: Новый Год;

Любимый предмет: крестик;

Любимая птица: утка;

Любимое растение: хлорофитум;

Любимая рыба: гурами;

Любимый сайт: beon.ru;

Любимый сериал: Дороги Индии/Camho das Indias;

Любимые сладости: чай с сахаром;

Любимое стихотворение: "Ангел-Хранитель" А. Блока /"Divine Image" by William Blake;

Любимая страна: Великобритания, Япония, Китай

Любимый фильм: Восхождение Юпитер/Jupiter Ascending;

Любимый фрукт: банан;

Любимый цвет: радуга;

Любимый цветок: лилия/спатифиллум

Любимая цифра/число: 8 и 108(0);

Любимый флаг: российский;

Любимая фраза: "Без обид";


­­


Категории: Про меня, Интересное, Любимое
пуп Frеdi 07:42:08
Мне 22, но я все ещё хочу тусоваться с 14-ти летними
чувствую себя неуместно
07:44:00 Хладнокровный крепкий хребет
плюсую
четверг, 16 августа 2018 г.
Шість Gyst 20:45:16
Однажды просто понимаешь что жизнь просрана. Просрана на не любимой работе где тебя никогда не ценили. С женщиной которая тебя никогда не понимала. С друзьями которые тебя повсеместно осуждают. Жизнь просто просрана.

Категории: ХМ.
Небесный подарок - Хвост феи, Репетитор-киллер Реборн. Тсунаеши Савада/Венди Марвелл. Rony Key 17:04:22
- К-киоко-т-тян. - парень с растрепанными каштановыми волосами переминался с ноги на ногу, стоя перед девушкой с рыжеватыми волосами. Та вскинула на друга зеленоватые глаза и вопросительно взглянула на Тсуну. Тот заметно мялся и краснел. Казалось, что он сейчас упадет в обморок. Потом все же кое-как пробормотал. - Т-ты мне д-давно н-нравишься. Д-давай встречаться?
Киоко молча смотрела на друга, не спеша отвечать. В ее глазах Савада прочел ответ, который не хотел бы услышать. Сасагава улыбнулась и покачала головой:
- Прости. Но мне нравится другой. - и как будто этого мало, забила в крышку гроба последние гвозди. - И если честно, я не знаю как бы стала встречаться с таким человеком как ты. ты хороший парень, просто... немного неуклюжий. Так что прости.
- Да в-все в порядке, Киоко-тян. - шатен через силу улыбнулся.

***



- Вы чего? Плачете? - раздался рядом тихий писк. Савада вскинул голову, рассматривая подошедшую. Сначала перед глазами все размывалось из-за слез, но потом картина прояснилась. Это была девочка лет 13. Необычайно странного оттенка темно-синие длинные волосы, завязанные в забавные хвостики. Простая фиолетовая толстовка с длинными руками и с оранжевым рисунком в виде какого-то герба. На капюшоне были кошачьи ушки. Из под толстовки была видна черная юбка. Тонкая щиколотка на правой ноге была обвязана красной ленточкой. Точно такая же ленточка было повязана на шею. К ней был прикреплен белый кристалл в виде месяца. Самое странное, что при таком холоде обуви на ней не было. - У вас что-то болит?
- А? Н-нет. - шатен еле заметно покачал головой и бледно улыбнулся. Почему-то рядом с этой странной девочкой его сердце наконец-то перестало болеть. Да и чувствовать себя он стал намного лучше. - Меня зовут Тсунаеши. А тебя как?
- Что случилось, Тсуна-сан? - вопросительно склонила голову набок синевласка. Вопрос она просто проигнорировала. Или не посчитала нужным на него отвечать.
- Ничего. - тот отрицательно качнул головой. Эта малышка не должна принимать его проблемы. Почему-то именно в этом шатен был уверен твердо. Может потому, что она сломается под лишней ношей? Чувство, что она не так проста, как кажется, посетило его сразу. А своей интуиции Савада привык доверять безоговорочно. - А что ты так поздно гуляешь одна? Разве это не опасно?
- Может и опасно. - девочка весело улыбнулась. - А может и нет. Кстати, меня зовут Небесная. Я ваш подарок.
- Чего?! - опешил шатен. Небесная пару минут серьезно смотрела на него, а потом не выдержала и захохотала.
- Шутка! - потом посерьезнела. - Вообще-то меня зовут Венди. Венди Марвелл. Просто вы сидели здесь с таким убитым видом, что мне захотелось вас развеселить. Только не получилось. - кареглазая погрустнела.
- Да нет. Получилось. - улыбнулся парень. Малышка весело заулыбалась, продемонстрировав клычки немного острее, чем у обычных людей. - Ты не ответила на вопрос. Разве не опасно гулять в такое позднее время одной?
- Ну... - девчушка задумчиво покачалась с мыска на пятку и обратно. - Наверное да.
- Тогда... зачем ты гуляешь? - Тсуна и сам не мог понять, зачем спрашивал. Просто... ему неожиданно захотелось понять эту странную Венди. Синевласка присела рядом, весело улыбаясь. - Почему твои родители разрешают тебе гулять так поздно?
- А ваши? - вопросом на вопрос спросила Марвелл. - Вы же тоже так поздно гуляете. Ваши родители наверняка волнуются! Так что идите домой.
- А ты?
- А у меня их нет. Так что волноваться некому. - с этими словами девочка резко подскочила со скамейки, крутанулась на месте и подала руку Тсуне. - Пойдемте, я провожу вас до дома.
- Как это нет? - удивился Савада, не двигаясь с места.
- Вот так вот. - синевласка пожала плечами, беззаботно улыбаясь. - Настоящих родителей я никогда не знала. А моя приемная мама пропала, когда мне было пять лет.
- Так ты живешь одна? - удивился шатен. Он и представить не мог, что в таком возрасте можно жить одной. Ведь у него всегда была Нана. А еще друзья и Реборн. - Совсем? Как же так?
- Ну предположим, что не совсем. - весело захихикала Марвелл. - Вместе с Шарли.
- Шарли?
- Это моя кошка. А еще вместе с Гажил-саном. Он для меня типа что-то вроде брата. Странного брата. Потому что приходит раз в месяц в лучшем случае. А еще постоянно пьяный. Наверное это Кана-сан старается... - с сомнением протянул девчушка, на секунду выпав из реальности. - Кстати, этот раз был совсем недавно. А если быть точнее, то позавчера. Ну так что, пошли я тебя провожу?

***



- С-спасибо тебе большое. - улыбнулся Тсуна, когда оба остановились около его дома. В окнах ярко горел свет. Видно было, что парня тут ждут.
- Да не за что. - улыбнулась та. - Давай иди. Вон как тебя ждут. Я прослежу.
Когда парень с девушкой подошли, дверь расхнулась и на крыльцо к опешившему шатену метнулся Хаято со своим знаменитым "Джудайме!!!!!". Рехей как всегда вопил про ЭКСТРИМ. Такеши улыбался. Хибари недовольно молчал. Видимо он был зол на то, что его сдернули сюда. Удивленного Саваду окружили, вопя что-то. Парень растерянно оглядывался и улыбался.
- Пойдем домой, никчемный Тсуна. - недовольно буркнул Реборн. Кареглазый уже почти зашел в теплый дом и тут неожиданно обернулся. - Венди, а ты?
- А я тут посижу. - раздалось задорное в ответ. Все увидели, что на заборе сидит девочка с темно-синими волосами и, весело улыбаясь, болтает в воздухе босыми ногами. Из ее рта вырывались клубы пара. Щеки порозовели от холода. Она куталась в толстовку. - Идите. Я сейчас домой пойду...
- Ну уж нет. - решительно взмахнул головой Тсуна и, мгновенно подлетев к ней, стащил за руку, заставляя слезть, и повел в дом. - Замерзнешь ведь. Да и куда ты сейчас пойдешь? К кошке? А так я тебя хоть чаем напою. Ты все же меня в некотором роде спасла.
- Угу. - девчушка весело улыбнулась, покорно следуя за ним.
- Тсуна-кун, кто это? - спросила Нана, рассматривая хрупкую девочку.
- Это Венди. Это она уговорила меня вернуться. - виновато заулыбался шатен, чеша в затылке. Синевласка немного робко улыбнулась. Хибари в упор разглядывал ее, словно пытаясь понять что-то важное.
- Вот держи. - с этими словами Тсуна вручил девочке чашку с горячим чаем. Синевласка подобрала ноги под себя и, подув, сделала маленький глоток. Она сморщилась, обжегшись, и сделала еще глоток.
- Вкусно?
- Угу. Спасибо! - весело заулыбалась Марвелл.
- Твои руки. - как всегда холодно произнес Хибари, в упор глядя на синевласку. Малышка покраснела, чуть не выронив чашку, и попыталась натянуть рукава до кончиков пальцев.
- Что у нее с руками? - удивился Тсуна. Марвелл краснела, ничего не говоря. Не отвечая на заданный вопрос, Кея приблизился к синевласке и молча засучил ее рукав. На тонкой ручонке пятнами проступали большие синяки. От темно-синих, только появившихся, до желтоватых, уже отцветающих. Местами были заметны и еле заметные красные пятна. Из них в скором времени обещали появится новые синяки.
- Ой. - виновато протянула Венди, снова натягивая рукав толстовки.
- Со второй тоже самое? - также холодно спросил Кея. Кареглазая покраснела еще сильнее и еле заметно кивнула.
- Ты про это говорила, что твой типа брат вчера приходил? - тихо уточнил Тсуна. Он скорее утверждал, чем спрашивал. Небесная кивнула и немного неуверенно улыбнулась. Похоже, она не понимала, чему все так злятся. Рехей завопил что-то на подобие "Я ЭКСТРИМально взбешен!".
- Спасибо за чай, но мне пора. - с этими словами малышка весело поднялась на ноги и, поставив чашку на стол, потопала к двери. Тсуна дернулся к ней, но природная скромность помешала ему ее остановить. Это заметил Хаято. Вот уж кто природной скромностью не отличался.
- Стоять, глупая женщина. - Гокудера ухватил ее за шиворот, останавливая, и недовольно спросил. - И вообще, ты чего босиком разгуливаешь? Джудайме о тебе беспокоиться.
- Босиком? - Марвелл так растерянно уставился на свои ноги, словно впервые их видела. И снова протянула свое коронное. - Ой... П-простите...
- Да что нам с тобой делать? - тяжело вздохнул Тсуна, улыбаясь.
- Отпустить? - неуверенно спросила Венди. - Все же я Небесный подарок. И меня нужно отпустить, когда небо позовет меня обратно.
- В каком смысле? - удивился Такеши, как всегда улыбаясь. Впрочем, ему не привыкать к странным людям...
- В прямом. - хихикнула малышка и счастливо улыбнулась. - Ребят, спасибо. Мне было весело! Мы еще встретимся.
С этими словами она расстаяла в воздухе, оставив удивленных мафиози в гордом одиночестве.

­­
­­

Музыка Bad moon
Настроение: странное
Хочется: сладостей
Категории: Мои фанфики
среда, 15 августа 2018 г.
Бродский. Renisan 10:32:52

«Вертумн»

I

Я встретил тебя впервые в чужих для тебя широтах.
Нога твоя там не ступала; но слава твоя достигла
мест, где плоды обычно делаются из глины.
По колено в снегу, ты возвышался, белый,
больше того - нагой, в компании одноногих,
тоже голых деревьев, в качестве специалиста
по низким температурам. "Римское божество" -
гласила выцветшая табличка,
и для меня ты был богом, поскольку ты знал о прошлом
больше, нежели я (будущее меня
в те годы мало интересовало).
С другой стороны, кудрявый и толстощекий,
ты казался ровесником. И хотя ты не понимал
ни слова на местном наречьи, мы как-то разговорились.
Болтал поначалу я; что-то насчет Помоны,
петляющих наших рек, капризной погоды, денег,
отсутствия овощей, чехарды с временами
года - насчет вещей, я думал, тебе доступных
если не по существу, то по общему тону
жалобы. Мало-помалу (жалоба - универсальный
праязык; вначале, наверно, было
"ой" или "ай") ты принялся отзываться:
щуриться, морщить лоб; нижняя часть лица
как бы оттаяла, и губы зашевелились.
"Вертумн", - наконец ты выдавил. "Меня зовут Вертумном".

II

Это был зимний, серый, вернее - бесцветный день.
Конечности, плечи, торс, по мере того как мы
переходили от темы к теме,
медленно розовели и покрывались тканью:
шляпа, рубашка, брюки, пиджак, пальто
темно-зеленого цвета, туфли от Балансиаги.
Снаружи тоже теплело, и ты порой, замерев,
вслушивался с напряжением в шелест парка,
переворачивая изредка клейкий лист
в поисках точного слова, точного выраженья.
Во всяком случае, если не ошибаюсь,
к моменту, когда я, изрядно воодушевившись,
витийствовал об истории, войнах, неурожае,
скверном правительстве, уже отцвела сирень,
и ты сидел на скамейке, издали напоминая
обычного гражданина, измученного государством;
температура твоя была тридцать шесть и шесть.
"Пойдем", - произнес ты, тронув меня за локоть.
"Пойдем; покажу тебе местность, где я родился и вырос".

III

Дорога туда, естественно, лежала сквозь облака,
напоминавшие цветом то гипс, то мрамор
настолько, что мне показалось, что ты имел в виду
именно это: размытые очертанья,
хаос, развалины мира. Но это бы означало
будущее - в то время, как ты уже
существовал. Чуть позже, в пустой кофейне
в добела раскаленном солнцем дремлющем городке,
где кто-то, выдумав арку, был не в силах остановиться,
я понял, что заблуждаюсь, услышав твою беседу
с местной старухой. Язык оказался смесью
вечнозеленого шелеста с лепетом вечносиних
волн - и настолько стремительным, что в течение разговора
ты несколько раз превратился у меня на глазах в нее.
"Кто она?" - я спросил после, когда мы вышли.
"Она?" - ты пожал плечами. "Никто. Для тебя - богиня".

IV

Сделалось чуть прохладней. Навстречу нам стали часто
попадаться прохожие. Некоторые кивали,
другие смотрели в сторону, и виден был только профиль.
Все они были, однако, темноволосы.
У каждого за спиной - безупречная перспектива,
не исключая детей. Что касается стариков,
у них она как бы скручивалась - как раковина у улитки.
Действительно, прошлого всюду было гораздо больше,
чем настоящего. Больше тысячелетий,
чем гладких автомобилей. Люди и изваянья,
по мере их приближенья и удаленья,
не увеличивались и не уменьшались,
давая понять, что они - постоянные величины.
Странно тебя было видеть в естественной обстановке.
Но менее странным был факт, что меня почти
все понимали. Дело, наверно, было
в идеальной акустике, связанной с архитектурой,
либо - в твоем вмешательстве; в склонности вообще
абсолютного слуха к нечленораздельным звукам.

V

"Не удивляйся: моя специальность - метаморфозы.
На кого я взгляну - становятся тотчас мною.
Тебе это на руку. Все-таки за границей".

VI

Четверть века спустя, я слышу, Вертумн, твой голос,
произносящий эти слова, и чувствую на себе
пристальный взгляд твоих серых, странных
для южанина глаз. На заднем плане - пальмы,
точно всклокоченные трамонтаной
китайские иероглифы, и кипарисы,
как египетские обелиски.
Полдень; дряхлая балюстрада;
и заляпанный солнцем Ломбардии смертный облик
божества! временный для божества,
но для меня - единственный. С залысинами, с усами
скорее а ла Мопассан, чем Ницше,
с сильно раздавшимся - для вящего камуфляжа -
торсом. С другой стороны, не мне
хвастать диаметром, прикидываться Сатурном,
кокетничать с телескопом. Ничто не проходит даром,
время - особенно. Наши кольца -
скорее кольца деревьев с их перспективой пня,
нежели сельского хоровода
или объятья. Коснуться тебя - коснуться
астрономической суммы клеток,
цена которой всегда - судьба,
но которой лишь нежность - пропорциональна.

VII

И я водворился в мире, в котором твой жест и слово
были непререкаемы. Мимикрия, подражанье
расценивались как лояльность. Я овладел искусством
сливаться с ландшафтом, как с мебелью или шторой
(что сказалось с годами на качестве гардероба).
С уст моих в разговоре стало порой срываться
личное местоимение множественного числа,
и в пальцах проснулась живость боярышника в ограде.
Также я бросил оглядываться. Заслышав сзади топот,
теперь я не вздрагиваю. Лопатками, как сквозняк,
я чувствую, что и за моей спиною
теперь тоже тянется улица, заросшая колоннадой,
что в дальнем ее конце тоже синеют волны
Адриатики. Сумма их, безусловно,
твой подарок, Вертумн. Если угодно - сдача,
мелочь, которой щедрая бесконечность
порой осыпает временное. Отчасти - из суеверья,
отчасти, наверно, поскольку оно одно -
временное - и способно на ощущенье счастья.

VIII

"В этом смысле таким, как я, -
ты ухмылялся, - от вашего брата польза".

IX

С годами мне стало казаться, что радость жизни
сделалась для тебя как бы второй натурой.
Я даже начал прикидывать, так ли уж безопасна
радость для божества? не вечностью ли божество
в итоге расплачивается за радость
жизни? Ты только отмахивался. Но никто,
никто, мой Вертумн, так не радовался прозрачной
струе, кирпичу базилики, иглам пиний,
цепкости почерка. Больше, чем мы! Гораздо
больше. Мне даже казалось, будто ты заразился
нашей всеядностью. Действительно: вид с балкона
на просторную площадь, дребезг колоколов,
обтекаемость рыбы, рваное колоратуро
видимой только в профиль птицы,
перерастающие в овацию аплодисменты лавра,
шелест банкнот - оценить могут только те,
кто помнит, что завтра, в лучшем случае - послезавтра
все это кончится. Возможно, как раз у них
бессмертные учатся радости, способности улыбаться.
(Ведь бессмертным чужды подобные опасенья.)
В этом смысле тебе от нашего брата польза.

X

Никто никогда не знал, как ты проводишь ночи.
Это не так уж странно, если учесть твое
происхождение. Как-то за полночь, в центре мира,
я встретил тебя в компании тусклых звезд,
и ты подмигнул мне. Скрытность? Но космос вовсе
не скрытность. Наоборот: в космосе видно все
невооруженным глазом, и спят там без одеяла.
Накал нормальной звезды таков,
что, охлаждаясь, горазд породить алфавит,
растительность, форму времени; просто - нас,
с нашим прошлым, будущим, настоящим
и так далее. Мы - всего лишь
градусники, братья и сестры льда,
а не Бетельгейзе. Ты сделан был из тепла
и оттого - повсеместен. Трудно себе представить
тебя в какой-то отдельной, даже блестящей, точке.
Отсюда - твоя незримость. Боги не оставляют
пятен на простыне, не говоря - потомства,
довольствуясь рукотворным сходством
в каменной нише или в конце аллеи,
будучи счастливы в меньшинстве.

XI

Айсберг вплывает в тропики. Выдохнув дым, верблюд
рекламирует где-то на севере бетонную пирамиду.
Ты тоже, увы, навострился пренебрегать
своими прямыми обязанностями. Четыре времени года
все больше смахивают друг на друга,
смешиваясь, точно в выцветшем портмоне
заядлого путешественника франки, лиры,
марки, кроны, фунты, рубли.
Газеты бормочут "эффект теплицы" и "общий рынок",
но кости ломит что дома, что в койке за рубежом.
Глядишь, разрушается даже бежавшая минным полем
годами предшественница шалопая Кристо.
В итоге - птицы не улетают
вовремя в Африку, типы вроде меня
реже и реже возвращаются восвояси,
квартплата резко подскакивает. Мало того, что нужно
жить, ежемесячно надо еще и платить за это.
"Чем банальнее климат, - как ты заметил, -
тем будущее быстрей становится настоящим".

XII

Жарким июльским утром температура тела
падает, чтоб достичь нуля.
Горизонтальная масса в морге
выглядит как сырье садовой
скульптуры. Начиная с разрыва сердца
и кончая окаменелостью. В этот раз
слова не подействуют: мой язык
для тебя уже больше не иностранный,
чтобы прислушиваться. И нельзя
вступить в то же облако дважды. Даже
если ты бог. Тем более, если нет.

XIII

Зимой глобус мысленно сплющивается. Широты
наползают, особенно в сумерках, друг на друга.
Альпы им не препятствуют. Пахнет оледененьем.
Пахнет, я бы добавил, неолитом и палеолитом.
В просторечии - будущим. Ибо оледененье
есть категория будущего, которое есть пора,
когда больше уже никого не любишь,
даже себя. Когда надеваешь вещи
на себя без расчета все это внезапно скинуть
в чьей-нибудь комнате, и когда не можешь
выйти из дому в одной голубой рубашке,
не говоря - нагим. Я многому научился
у тебя, но не этому. В определенном смысле,
в будущем нет никого; в определенном смысле,
в будущем нам никто не дорог.
Конечно, там всюду маячат морены и сталактиты,
точно с потекшим контуром лувры и небоскребы.
Конечно, там кто-то движется: мамонты или
жуки-мутанты из алюминия, некоторые - на лыжах.
Но ты был богом субтропиков с правом надзора над
смешанным лесом и черноземной зоной -
над этой родиной прошлого. В будущем его нет,
и там тебе делать нечего. То-то оно наползает
зимой на отроги Альп, на милые Апеннины,
отхватывая то лужайку с ее цветком, то просто
что-нибудь вечнозеленое: магнолию, ветку лавра;
и не только зимой. Будущее всегда
настает, когда кто-нибудь умирает.
Особенно человек. Тем более - если бог.

XIV

Раскрашенная в цвета зари собака
лает в спину прохожего цвета ночи.

XV

В прошлом те, кого любишь, не умирают!
В прошлом они изменяют или прячутся в перспективу.
В прошлом лацканы уже; единственные полуботинки
дымятся у батареи, как развалины буги-вуги.
В прошлом стынущая скамейка
напоминает обилием перекладин
обезумевший знак равенства. В прошлом ветер
до сих пор будоражит смесь
латыни с глаголицей в голом парке:
жэ, че, ша, ща плюс икс, игрек, зет,
и ты звонко смеешься: "Как говорил ваш вождь,
ничего не знаю лучше абракадабры".

XVI

Четверть века спустя, похожий на позвоночник
трамвай высекает искру в вечернем небе,
как гражданский салют погасшему навсегда
окну. Один караваджо равняется двум бернини,
оборачиваясь шерстяным кашне
или арией в Опере. Эти метаморфозы,
теперь оставшиеся без присмотра,
продолжаются по инерции. Другие предметы, впрочем,
затвердевают в том качестве, в котором ты их оставил,
отчего они больше не по карману
никому. Демонстрация преданности? Просто склонность
к монументальности? Или это в двери
нагло ломится будущее, и непроданная душа
у нас на глазах приобретает статус
классики, красного дерева, яичка от Фаберже?
Вероятней последнее. Что - тоже метаморфоза
и тоже твоя заслуга. Мне не из чего сплести
венок, чтоб как-то украсить чело твое на исходе
этого чрезвычайно сухого года.
В дурно обставленной, но большой квартире,
как собака, оставшаяся без пастуха,
я опускаюсь на четвереньки
и скребу когтями паркет, точно под ним зарыто -
потому что оттуда идет тепло -
твое теперешнее существованье.
В дальнем конце коридора гремят посудой;
за дверью шуршат подолы и тянет стужей.
"Вертумн, - я шепчу, прижимаясь к коричневой половице
мокрой щекою, - Вертумн, вернись".

1990

Категории: Стихи
"Полярности не отталкиваются в этом случае, они свободно существуют в содружестве." Aльфарий 05:06:52
­­


Мы с ними разного поля ягоды. Здесь нет "лучших и худших". Просто пока они предпочитают шумные пати, чужие кровати. Мы с тобой сидим дома, взаперти, с музыкой перед мониторами. Они счастливы в толпе, мы счастливы в себе. Они пьют, мы пишем. Они занимаются c@к.coм, мы сидим в интернете. Они выходят покурить на балкон, мы выходим в чат. Они смеются, мы плачем, они быстро заболевают, мы скоро старимся. Мы сочиняем сонеты на пианино, они на лавочке с гитарой. В итоге мы встречаемся где-нибудь в подъезде и улыбаемся друг другу, хотя такие разные. В итоге мы встречаемся в морозильных камерах морга, такие разные и имеющие так много общего.

Категории: Капля Грусти, Картинки, Мысли на "бумаге", Я - враг себе самому
вторник, 14 августа 2018 г.
Pixel'  
Pixel'

Склад пиксель-арта, выгребенного из файлов моих устройств
В основном всякий tumbler-стайл


­­


Категории: ...
Вторник Принцесса Roggi Сырный Крекер 07:39:18
Надеюсь сегодня будет хороший день и все мои планы сложатся как надо.
А не как всегда
понедельник, 13 августа 2018 г.
we don't have to leave Рэдрик Шухарт. 20:23:04
ух, за окном скоро будет осень, большая часть лета позади. Но это лето было потрясающим.

В самом начале лета прилетала Саша. И да, с ней иногда немного трудно, иногда я совсем не узнаю ее, но я безумно люблю свою сестру. И было много веселых и крутых моментов с ней. Было очень много прикольных моментов, когда мы бил все втроем. Аня, конечно, пичкала нас аниме. Но она давно предупреждала, и в целом было прикольное аниме, но два сезона и пять спешалов залпом было многовато.
Надеюсь, что в следующем году будет еще лучше. И мы сможем в скором времени спокойно общаться все втроем и уйдет эта некая возрастная разница, которая периодически возникает у нас.

Во второй неделе июня был такой долгожданный отпуск. Неделя в Сочи. Стояла просто потрясающая погода: солнце, жара, не было даже ни одного пасмурного дня. Море, бассейн на крыше отеля, маленький, но уютный и очень чистый номер. Но самое главное - компания. Очень приятно, очень легко, очень спокойно, но вместе с тем весело и ни капли скуки. И меня безумно порадовало, что получилось комфортно в плане настроения отпуска: не было такого, чтобы кто-то хотел лежать, а кто-то гулять. Все было вместе и здорово.
Конечно, море - это моя любовь, потому что волны, вода и плавание. Просто лежать в воде, чувствовать волны, отключаться от мира - потрясающе. И мы даже как-то обсуждали, почему я так люблю этот процесс. Да, я очень много гружусь там, где этого можно избежать.
В Сочи очень красиво: потрясающе много деревьев, весь город протянут вдоль моря, поэтому с возвышений открываются удивительные виды. Площадка в дендрарии просто захватывает дух. Но самый шик, конечно, - Роза Хутор. Четыре канатные дороги, которые поднимают на высоту более, чем два километра. И на смотровой площадке все еще лежит снег. Но горы, боже, какие там горы. Это не описать словами.
А еще каким-то образом, у меня даже есть фотографии со мной из Сочи. Оказывается, что кое-кто любит незаметно делать фото. И это прикольно.

На работе пока что-то непонятное. Я до сих пор сижу на физиках, и видимо пока там и останусь. Плюс, в целом грядет процесс реорганизации и есть шанс, что всех нас сократят к чертям и придется искать работу. Но есть шанс, что нас оставят. Пока непонятно, но часть народа уже начинает ливать. Посмотрим, что будет.
Пока у меня добавятся маленькие новые обязанности с понедельника. И, возможно, меня пересадят к окошку. Но даже если я останусь на старом месте, это не важно.
Впереди у меня рабочая суббота, и я с нетерпением жду ее. Я как-то давно уже не работала в субботу и даже соскучилась по пустому и тихому офису.

Я сейчас лечусь, уже второй месяц разбираюсь со своими хернями. Параллельно закидываюсь пустырником и глицином. Все потому, что я слишком люблю паниковать и быстро начинаю беситься. Не знаю, конечно, насчет глицина, но пустырник как будто немного помогает.
За последние 5 месяцев я сильно похудела. Сначала я думала, что разносились джинсы. Потом, что это водный баланс и я просто немного сбросила. Потом, что это подготовка к марафону и это пробежки по 10-15 км в неделю. Потом, что это сон, спорт и почти полное отсутствие сладкого. Сейчас уже и не знаю, что думать. Я ничего не делаю, но вес потихоньку уходит. В сочетании с тем, что у меня стали сильно выпадать волосы, это наводит на не очень мысли.
Но тут может быть дело в том, что июнь выдался несколько беспокойным, и я все еще разбираюсь с последствиями своей паники. Антон сильно заболел в начале июня, отпуск и вообще много всего было под вопросом. И, конечно, без волнения и приступов паники тут не обошлось. Но эта история закончилась хорошо, чему я очень и очень рада. Потом мне пришлось закидываться таблетками, и было непонятно, сработали или нет, поэтому я тоже успела попаниковать. А потом очень волновалась и переживала за Сашу, но с ней тоже вроде стала налаживаться ситуация.

Бабушка сейчас уехала, Саша тоже уехала, и я осталась одна. Очень тихо, спокойно, все на своих местах. Потрясающе.

И в целом, сейчас все так хорошо. Очень уютно, спокойно и иногда сердечко замирает от милостей. И я, наверно, отвыкла или просто не привыкла, к такой заботе, окружению и ощущениям. Потому что иногда я чувствую себя супер маленькой девочкой, которую крепко обнимают и прижимают к себе. И это так удивительно. Никто не хочет изменить меня, никто не говорит, что сделает меня лучше, никто не запрещает мне что-то делать. Я встречаю только поддержку и энтузиазм, что бесконечно радует.
Пока мы гуляем по икее, выбираем мебель в мою будущую (очень абстрактную еще) квартиру, рассуждаем, какой будет у меня щенок, выбираем, куда поехать в следующий отпуск, и где можно жить. И все так потрясающе. Правда, иногда кажется, что все очень серьезно. И мне немного страшно, потому что я такого не ожидала, но в то же время я совсем не против.
А уж последние выходные были самыми лучшими за очень долгое время.
Кстати, я рассказала про то, что веду дневник. И, боже, он понимает мое желание не давать читать его. Это потрясающе.

Было еще много чего: выставка Бэнки, день рождения Гены, туса в Дмитрове с Владами и Олями, встречи с Бомбалейо и Аделей, собрание по ШК.
Но, возможно, расскажу об этом скоро.

А пока пора спать.
Старый календарь аon 12:58:32

­­


Хорошо было бы в помещении, где мало чего из мебели. Где одно большое окно и сумерки. И нет тоски, и ты внемлишь этой атмосфере не в утешение своей тоски. Просто в этом месте так приятно ждать. Последний крюк впившийся в тебя оборвется с приходом того, чего ты ожидаешь.

Пусть будет ожидание. Ожидание гостя издалека. Не гостя, но провожатого. Багажа у тебя нет, есть только ты, хороший добротный плащ и мягкая крепкая обувь. В такой одежде и в стужу ты чувствуешь себя уютно как в одеяле.
В помещении прохладно, почти холодно. В нем красивый слабый запах чего-то прекрасного, о чем ты давно позабыла.
Позади тебя оглушительная суета. Такое ощущение будто бы ты незаметно выскользнула из огромного запертого решетками зала, в котором раз за разом разгорались драки, безумие и крики.
Тебя там знали и ты была вовлечена, но в один день тебя не стало для них, а их не стало для тебя. Все твои вещи там, в зале. Ты выскользнула в неприметной серой одежде и она сейчас на тебе - это все, что осталось. За тобой тихо, но крепко закрылась стальная дверь открывшаяся всего на мгновение, открывшаяся ровно настолько, насколько ей нужно было открыться, чтобы твое тело могло в нее проскользнуть. Ты будто долго болела, ощущала сильные боли, а затем все прошло. И всё это вокруг - как момент угасания этой боли.

В этом месте ты прячешься. Прячешься потому что не доверяешь себе. И недоверие это как недоверие к человеку, который имея на столе свежие фрукты и прочую добротную благую пищу бежал бы к мусорной яме в поиках чего-нибудь поживиться.

­­


Хорошо было бы: стук в дверь, выйдя из домика величиной в одну просторную комнату ощутить холод окружившего тебя бездонного обширного пространства. Сумерки.
Тебе вручают легкий фонарь и сообщают о том, что путь очень далек. Сначала пешком, затем на какой-то диковинной карете, затем снова пешком до станции, а затем многие многие вечера на поезде. Старинном поезде среди таких же как ты: молчаливых, сбежавших, участливых, но не навязчивых. Все они - крайне интересные собеседники, но это не важно. Ни для кого не важно в этом месте.
Долгая дорога. Настолько, что в поезде образуется свой небольшой быт. Есть остановки.
А затем неопределенность. Что-то любопытное, но не лишающее тебя спокойствия.

Время не угнетает тебя и ты осознаешь себя как осознаешь камень на дороге или стакан на столе. Ты не ждешь от себя ничего из того, что тебе не по силам. Ты поступаешь просто и правильно, нет ничего лишнего. Всего столько сколько необходимо и все уместно.
Дорога не позволяет ничему липнуть к тебе, ничто не успевает утвердиться, ничто не хватает тебя за руки и не тянет на себя - не успевает...

Этого хорошо было бы ждать в помещении, где мало чего из мебели. Где одно большое окно и сумерки.
Где просто приятно ждать.


18:39:44 аon
Не с кем сравнивать. И незачем изводить себя требовательным взлядом.
мифология Ирландия и не только камышинка2 07:17:55
Агишки
в ирландском фольклоре опасный водяной конь
Ирландский Агишки — то же, что и шотландский Эх-Уишге. "Йейтс в "Ирландских волшебных и народных сказках" (396) рассказывает нам, что агишки некогда были широко распространены, выходили из воды — особенно, похоже, в ноябре — и скакали по дюнам и по полям, и если людям удавалось согнать такого коня с поля, оседлать и взнуздать его, то он становился лучшим из коней. Но ездить на нем нужно было только по большой земле, потому что стоило ему только завидеть соленую воду, как он бросался стремглав к ней, унося с собой седока, завлекал его в море и там пожирал.
Может агишки кормиться и более безобидным способом: случается, что он попросту ворует домашний скот у крестьян или разрывает могилы на кладбище, пожирая свежепохороненные трупы. Однако такое поведение плотоядного подводного жильца также не радует обитателей ирландских деревень, а потому время от времени находятся храбрецы, которые берутся покончить с докучливым соседством. Тело убитого агишки остается лежать на берегу лишь до восхода солнца, после чего превращается в студенистую массу, которую местные жители считают светом упавшей звезды.

"Название Келпи скорее всего родственно ирл. "calpach" — "бычок", "жеребёнок"." (2), другой вариант этимологии слова: вероятно, от "kelp" — морских водорослей, возможно, от гэльского cailpcach (яловичная кожа, яловка).
Другое название келпи на острове Мэн — глэйштн (glashtyn). Глэйштн описан как гоблин, который часто выходит из воды и схож с брауни острова Мэн. Как и келпи, глэйштн появляется как лошадь — точнее, как серый жеребенок. Его можно часто увидеть на берегах озер, причем исключительно ночью.
Мрачная и величественная фигура этой речной лошадки однако овеяна менее печальной славой, нежели кровавый образ ее озерного собрата. Всем своим видом келпи как бы приглашает прохожего сесть на себя, а когда тот поддается на уловку — прыгает вместе с седоком в реку. Человек мгновенно вымокает до нитки, а келпи исчезает, причем его исчезновение сопровождается грохотом и ослепительной вспышкой. Но порой, когда келпи чем-то рассержен, он разрывает свою жертву на куски и пожирает.
Древние скотты называли эти создания водяными келпи, лошадьми, быками или просто духами, а матери испокон веку запрещали малышам играть близко от берега реки или озера: чудовище, или что там водится, может принять образ скачущей галопом лошади, схватить малыша, усадить себе на спину и затем с беспомощным маленьким всадником погрузиться в пучину.Это оборотень, способный превращаться в животных и в человека (как правило, келпи перекидывается в молодого мужчину с всклокоченными волосами). У него дурная привычка пугать путников — он то выскакивает из-за спины, то неожиданно прыгает на плечи. Перед штормом многие слышат, как келпи воет. Гораздо чаще, чем человеческое, келпи принимает обличье лошади, чаще всего черного цвета, однако иногда упоминается и белая шерсть; бывает, у него на лбу вырастают два длинных рога, и тогда он смахивает на помесь коня с быком. Иногда говорят, что у него светятся глаза, либо они полны слез, и взгляд его вызывает озноб или притягивает как магнит. Более причудливое описание келпи дано в Абердинском бестиарии: якобы грива его состоит из маленьких пламенных змей, вьющихся меж собой и изрыгающих огонь и серу.
Банши
в кельтском (прежде всего ирландском) фольклоре женщина-призрак, явление или крик (стоны) которой предвещает смерть
… за стенами большого дома раздался тончайший чистейший протяжный звук, словно кто-то провел ногтем по краске или кто-то скользит по сухому стволу дерева. Затем послышался чей-то слабый стон и нечто похожее на рыдание…

— Сказать, что это за звук, малыш? Банши!

— Что? — вскричал я.

— Банши! — сказал он. — Духи старух, которые появляются на дорогах за час до чьей-то смерти. Вот что это за звуки! — Он поднял жалюзи и посмотрел в окно. — Ш-ш! Может, они... по наши души!

— Да брось ты, Джон! — тихо усмехнулся я.

— Нет, малыш, нет. — Он вперился в темноту, смакуя свою мелодраму. — Я живу здесь два года. Смерть повсюду. Банши всегда знает!

Рэй Брэдбери "Зеленые тени, Белый Кит"

Растиражированный в массовой культуре образ «ирландской» банши известен под англоязычным названием. Собственно, русскоязычные «бэнши», «банши» или «баньши» — это калька с английского Banshee. У самих ирландцев этот персонаж называется по-разному, хотя, конечно, общепринятым "bean sdhe" (bean — "женщина", и sdhe — Ши или Сид, то есть "потусторонний мир"). Между тем, в графствах Лимерик, Типперэри и Мэйо обычным является имя an bean chaointe, что дословно обозначает "плакальщицу". В юго-восточной части Ирландии имя банши образовано от ирландского слова badhbh (бадб), обозначающего агрессивную, страшную и опасную женщину. В средние века в Ирландии имя Badhbh принадлежало богине войны. В графствах Лиишь, Килкенни и Типперэри распространено имя boshenta (бошента), производное от badhbh chaointe. В Уотерфорде банши называют bibe — байб. В Карлоу, Уэксфорде, а также на юге графств Килдэр и Уиклоу распространено имя bow — бау.

Получается, образ ирландский, а известен под английским псевдонимом. И то, что англичане за основу брали-таки ирландский оригинал (bean s или bean sdhe), положения не спасает. Объясню почему. Как оказалось, на островах есть достаточно своих персонажей, которые выполняют аналогичные функции (предсказание близкой смерти) и даже могут несколько походить внешним своим видом, но вот по поведенческим характеристикам отличаются весьма существенно.
Возьмем к примеру Шотландию. Там есть бен-нийе (Bean Nighe) и бааван ши (Baobhan Sith). Первый персонаж, имя которого переводят как "Маленькая прачка у брода"
свои появлением и стиркой окровавленной одежды у реки, так же предвещает смерть. Второй образ, хотя по имени он вроде и ближе к банши, больше напоминает злобного суккуба. На Высокогорье есть и другие аналогичные образы (Кинег, Киньчех...). А вот другая часть Британии — Уэльс. Здесь можно познакомиться с такими персонами как Гурах-и-Р'ибин (Gwrach Y Rhibyn) и Кэхэриэт (Cyhyraet). Первый персонаж, как рассказывают, не вопли издает и не плач, а конкретно причитает отдельно по мужчинам, женщинам, детям; второй — больше голос, нежели визуально наблюдемый образ Наличие такого числа аналогов — и лингвистических, и фольклорных — закономерно приводят к размытию границ и смешению образов. Потому сегодня можно встретить такие описания банши, где она не предсказывает, а навлекает смерть; где банши предстает в виде уродливой старухи, а не загадочной красавицы-призрака;­ где она не заботится о своих родственниках, а демонстрирует очевидно суккубистое поведение, соблазняя и убивая молодых парней.

Если Вам попадаются такие описания банши, то имейте в виду — это не ирландские банши. Это — что-то или кто-то иной.
Собственно ирландская «плакальщица» — это хотя и грустный, но скорее романтический образ волшебной женщины, которая предчувствует гибель одного из членов опекаемого ей клана.Да, если шотландская банши является скорее демоном, то ирландская — больше фея. Хотя по смыслу правильнее называть ее просто «волшебная женщина». Это будет правильный перевод. Но перевод литературный, так как дословно ее имя — bean s или bean sdhe — означает «женщина из Ши», т.е. «женщина холмов» или «женщина из холмов».

Почему из Холмов? Здесь необходимо дать небольшое пояснение.

Ирландская мифология имеет одну занимательную особенность — она во многом исторична. Здесь имеется в виду, что тамошняя мифология представляет собой историю последовательного заселения (завоевания) острова различными племенами. Если коротко, то эта история выглядит следующим образом:

Первые люди появились на острове еще до потопа, после раздела народов во время строительства "Башни Нимрода" (Вавилонской башни). После множества скитаний они осели таки в Ирландии, но волны всемирного потопа смыли все их следы. После потопа первыми Ирландию заселили партолонцы (люди, ведомые Партолоном — это имя происходит от искаженного латинского «Варфоломей», которое значит «сын того, кто останавливает воды», а именно — воды потопа). Этот народ приплыл с запада, где ирландцы помещали волшебную страну (Остров Живых, Остров Блаженных, Остров Мертвых — запомним это место), и занимался земельным обустройством Ирландии. Воюя с фоморами, партолонцы долгое время господствовали в Ирландии, но однажды страшная эпидемия выкосила их буквально в течение недели.

Согласно «Книге Бурой Коровы», спустя 30 лет после смерти племени Партолона в страну прибыли новые поселенцы, во главе с Немедом. Как и племя Партолона, эти люди (дети Немеда) пришли из Страны Мертвых. Как и партолонцы, они долго воевали с фоморами и в конце концов проиграли. После решающей битвы в живых остались только тридцать потомков Немеда, во главе с его наследниками. Какое-то время выжившие скитались по стране, прячась от захватчиков, но болезни и гнет фоморов вынудили их покинуть родную Ирландию. Иаборн увел своих людей на «Север Мира», где дал начало новому племени туатов. Старн увёл своих людей в Грецию, откуда его потомки вернулись в Ирландию, известные как Фир Болг.

Первыми на историческую родину вернулись племена Фир Болг (народ мешков), Самым известным среди них был Эохайд Мак Эрк, взявший в жены Тайльтиу, дочь короля Страны Мертвых. Спустя некоторое время в Ирландия решили вернуться и потомки Иаборна, за время изгнания на Северных островах весьма поднаторевшие в магических искусствах. Эти товарищи стали известны под именем туатов — Туата Де Дананн или племена богини Дану (богиня созидания, мать-прародительниц­а основной группы богов ирландской мифологии). После ряда исторических событий они по-братски разделили всю территорию Ирландии: Фир Болг получали Коннахт, а туаты — всю оставшуюся Ирландию.

Последними пришли на землю Ирландии "дети Миля" (милезы или гойделы). По легенде, они приплыли из Испании (историки-рационали­сты считали, что так была локализована мифическая Страна Мертвых, располагавшаяся на Западе мира). Там, в районе современной Ла-Коруньи, один гойдел построил большую башню и увидел с нее новую землю. Он был ею так очарован, что собрав с собой команду друзей (копий в 150), рванул на встречу приключениям. Однако отношения с туатами у этого гойдела не сложились и он был убит. Но у убитого в Испании остался дядя по имени Миль. И тот решил отомстить за племянника. Проект реализовался на редкость удачно: сыновья Миля полностью захватили Ирландию, заставив остатки племени Туата Де Дананн скрыться в "потустороннем мире", входы в который располагались в холмах (второй "потусторонний" мир — морской — видимо, принадлежит фоморам). С тех пор существуют две Ирландии: земная, человеколюдская и невидимая, страна королей Племен богини Дану, недоступная людям.

Так Племена богини Дану, они же туата, стали сидами или ши (sidhe) — народом холмов, живущим в "ином" мире, связанном в том числе и со смертью.

Именно к этому племени народная молва приписывает и банши, о чем наглядно свидетельствует ее имя ("женщина из холмов"). То есть, банши — это своего рода фея смерти, раскрывающая или предчувствующая разрыв границы между Этим миром и Тем, между жизнью и смертью.

С другой стороны, банши очевидным образом связаны с конкретными ирландскими родами-семьями. Поговаривают, что у каждой ирландской семьи, чьи фамилии начинаются на "О' " и "Мак", есть своя "плакальщица", вестница смерти. И она сопровождает своих подопечных в течение веков, даже если они переселяются на другие континенты. Вместе с тем, авторитетные исследователи утверждают, что список фамилий таких родов, у которых есть банши, гораздо шире. Он включает также семьи, происходящие от викингов и англо-норманнов, то есть семьи, которые поселились в Ирландии до XVII века (*). В такой интерпретации получается, что банши — это своего рода дух семьи, его опекун, который искренне страдает, предчувствуя смерть кого-то из "своей". Поговаривают, что банши является не просто иномирным покровителем конкретного ирландского рода, но одним из его представителей. Умерших представителей...

Бузинная матушка
в фольклоре Скандинавии и Британии дух-хранитель бузины, нещадно мстящий за порчу своего дерева без спроса
Из всех преданий о волшебных деревьях Англии традиция, связанная с бузиной, оказалась наиболее долговечной. Бузина ассоциировалась с ведьмами, иногда с феями, а порой жила самостоятельной жизнью, как дриады или богини. Цветы и плоды бузины использовались для вина, ветвями отгоняли мух, считалось, что добрые феи укрывались под бузиной от ведьм и злых духов. С другой стороны, в Оксфордшире и центральных графствах существовало поверье, будто в бузину превращаются ведьмы и, если срубить ветку, дерево будет кровоточить. Ведьма из Роллрайт-Стоуна, согласно легенде, могла принимать вид бузины. Рассказывают множество историй о несчастьях, постигших людей, которые осмелились срубить священный колючий кустарник. Считалось, что некоторые деревья населены феями, а другие — демонами; если два колючих куста и куст бузины росли близко друг к другу, значит, в них обитали три злых духа.
Крестьянин, попытавшийся срубить ветку священной бузины, нависавшую над священным колодцем, накликал беду на свою голову. Он сделал три попытки; дважды останавливался, потому что ему чудилось, будто горит его дом, но убеждался, что это лишь наваждение. В третий раз он решил не поддаваться, срубил ветку и понёс её домой, но тут обнаружил на месте своей хижины пепелище. Этот крестьянин пренебрёг предостережением.


Дуллахан
в ирландском фольклоре всадник или управляющий повозкой, голова которого находится у него в правой руке
Калли Барри
сверхъестественная ведьма в фольклоре Ольстера*, североирландская разновидность шотландской Кальях Варе
Килох вайра
сверхъестественная ведьма в ирландском фольклоре, одичавшая разновидность шотландской Кальях Варе
Клурикон
особенно склонная к воровству разновидность лепрекона

Ланнан-ши
в фольклоре Ирландии и острова Мэн дух-вампир, который является жертве в образе прекрасной женщины, оставаясь невидимым для окружающих

Лепрекон
в ирландском фольклоре озорной фэйри, хранящий золото

Лисы-оборотни
лисы-оборотни, присутствующие под различными названиями в ряде культур — от Ирландии до Японии

Мерроу
ирландские русалки, с рыбьим хвостом и небольшими перепонками между пальцами

Неистовый гон
в британской мифологии своры сверхъестественных собак, преследующих грешников или предвещающих гибель тем, кто их увидит

Сиды
в ирландской мифологии божественные существа, живущие внутри холмов

Слуа
мертвое воинство в шотландском и ирландском фольклоре

Сотрапезник
в ирландском фольклоре паразитирующее существо в облике тритона, незримо сидящее рядом с человеком, принимающим пищу, и вместе с ней проникающее к нему в организм

Фахан
в шотландской и ирландской мифологии чудовищный великан с одним глазом, одной ногой и одной рукой, растущей из середины груди

Шелки
в поверьях островов к северу от Шотландии морской народ, люди-тюлени, родственницы сирен и русалок

Эльфы
волшебный народ в германо-скандинавск­ом и кельтском фольклоре, а также в многочисленных мирах фэнтези


Мой Дневник > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
Ссылку на соо по дизам дай няш :З
Посоветуй фильм/сериал .Фантастику ...
Продли мне вип пожалуйста
пройди тесты:
Twilight 16
hhhhhhhhhh
читай в дневниках:
Что?Чего такая не в настроении? :с
Блин, оригинально, я на будущее сох...
ТерриКак оно яро все, оказывается.....

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх